Чем великие писатели занимались во время войны

Чем великие писатели занимались во время войны

В данной заметке вниманию читателей предлагается небольшой экскурс в историю. Рассмотрим, как война (ужасные 5 букв!) влияла на судьбы и творческие пути великих людей, которые после стали писателями — властителями дум и судеб…

 

Владимир Набоков во время войны: русский эмигрант

Vladimir Nabokov

Никто из русских (а русский ли, ведь даже выучился он сначала по-английски, а уже потом — по-русски) писателей XX века не рос в такой роскоши, в таком комфорте и с таким ощущением значительности своей семьи, как Владимир Набоков.  Роскошь и причастность к элите в известном смысле воспитали в Набокове джентльмена и беженца, но априори не могли воспитать в нем защитника Родины. И Владимир Владимирович сполна и не единожды ощутил все прелести эмиграции: сначала из России в Германию, а после — из Франции в США.

Владимир Набоков: Я американский писатель, рождённый в России, получивший образование в Англии, где я изучал французскую литературу перед тем, как на пятнадцать лет переселиться в Германию. Моя голова разговаривает по-английски, моё сердце — по-русски, и моё ухо — по-французски.

Разумеется, невольная отождествляемость себялюбивого Набокова с русскими эмигрантами отразилась на ряде произведений гениального писателя; чуть ли не больше сказалась на его творчестве  разлука с идеализируемой Россией…

 

Александр Дюма-отец во время войны: сторонник «героического революционного пролетариата»

Aleksandr-Dyuma

Разумеется, человек, родившийся на Родине революций и ставший очевидцем некоторых из них, получил свою долю впечатлений от военного ремесла. Александр Дюма был среди повстанцев, штурмовавших королевский дворец Тюильри. Впоследствии в своих «Мемуарах» он писал:

Александр Дюма: Я видел тех, которые совершали революцию 1830 года, и они видели меня в своих рядах… Люди, совершившие революцию 1830 года, олицетворяли собой пылкую юность героического пролетариата; они не только разжигали пожар, но и тушили пламя своей кровью.

Как знать, чьими чертами из настоящих революционеров и военных он наделил своих будущих литературных герое?

 

Эрнест Хемингуэй во время войны: боец на всех фронтах

ernest-heminguey-o-pisatelstve-7961-large

Этот человек знал, что значит быть — и он предпочитал быть настоящим во всех смыслах этих слов. Хемингуэй воевал против фашистов в Италии, боролся за правое дело в Испании, вел неустанные бои с самим собой, разрушая любовные твердыни и с переменным успехом возводя новые…

Эрнест Хемингуэй: Есть вещи и похуже войны: трусость хуже, предательство хуже, эгоизм хуже.

Хемингуэй, настоящий мужчина, хотел служить в армии, быть очевидцем хаотичной и всегда несправедливой дряни — войны. Плохое зрение послужило предлогом для отказа (чего это он так рвется воевать?). Но Эрнест попал на фронт Первой мировой войны в Италии — будущий гений литературы стал шофером-добровольцем Красного Креста. Получив свою долю начальных военных впечатлений, он нашёл способ оказаться и на передовой, вызвавшись доставлять продукты солдатам прямо в окопы. В июле 1918 года Хемингуэй, спасая раненого итальянского снайпера, попал под огонь австрийских пулемётов и миномётов. В госпитале из американца извлекли 26 осколков, при этом на теле Эрнеста было более двухсот ран.  Простреленную коленную чашечку заменили на алюминиевую.

Каждый символ, напечатанный Хемингуэем (на трезвую голову или даже в порыве пьяного откровения) пропитан личным опытом, а многие повести и рассказы носят заметный след автобиографичности.

 

Джон Рональд Руэл Толкин во время войны: кодировал письма жене

f16569ae.crop2997x2867x1053x750-fit990xNone.06029072-2

В определенных кругах, говорят, очень модно находить во «Властелине Колец» параллели со Второй мировой войной… Несомненно, война и личный опыт участия в ней внесли свою лепту в создание мира Средиземья. Но параллели с конкретными лицами/странами/событиями, как уверял сам автор — оскорбительны.

Джон Толкин: Для того, чтобы полностью прочувствовать тяжесть военной тьмы, нужно побывать под ней лично, но спустя годы всё чаще забывается, что быть схваченным войной в юношеском возрасте в 1914-м ничуть не менее ужасно, чем в 1939-м и последующих годах. В 1918-м почти все мои близкие друзья были мертвы.

В 1914 году Великобритания вступила в Первую мировую войну. Родственники Толкина ждали, что Джон отправится, как и положено, служить короне… и были шокированы тем, что он не сразу записался добровольцем в британскую армию.

Толкин часто жаловался жене на порядки в армии, на почти полное отсутствие «человеческих особей» в начальстве… Из-за цензуры, принятой в почте Британской армии, Джон даже разработал секретный код, который использовал для написания писем домой.

Отношение писателя к войне отлично можно проследить в письме сыну от 1945 года (Толкин был потрясён бомбардировкой Германии союзными войсками).

Джон Толкин: Предполагается, что мы достигли той стадии цивилизованности, на которой, возможно, казнить преступника по-прежнему необходимо, но нет нужды злорадствовать или вздергивать рядом его жену и ребёнка, под гогот орочьей толпы. Уничтожение Германии, будь оно сто раз заслужено, — одна из кошмарнейших мировых катастроф. Ну что ж, мы с тобой бессильны тут что-либо поделать. Такова и должна быть мера вины, по справедливости приписываемая любому гражданину страны, который не является при этом членом её правительства. Ну что ж, первая Война Машин, похоже, близится к своему конечному, незавершенному этапу — при том, что в результате, увы, все обеднели, многие осиротели или стали калеками, а миллионы погибли, а победило одно: Машины.

 

Эрих Мария Ремарк во время войны: впитал в себя все ужасы войны

5549905-R3L8T8D-500-remark

Один товарищ способствовал моей влюбленности в суровый реализм Ремарка… И теперь «военный рассказ» или «роман о войне» для меня звучат в первую очередь как «работа Ремарка».

Немецкий писатель был призван в армию в 1917-м году и направлен на Западный фронт, где Эриха ранили в ногу, руку и шею. После серьезных ранений Ремарк был направлен в военный госпиталь в Германии. После юноша описывал свои воспоминания о жестокости войны и ее бессмысленности, однако его работы были подданы жесткой цензуре и приданы сожжению в 1933-м году. Эрих не раз писал об ужасах войны и в зрелом возрасте, но вспоминая 33-й говорил:

Эрих Мария Ремарк: Это была прилюдная процессия, проводимая студентами-нацистами и сопровождаемая лозунгами: «Нет — писакам, предающим героев Мировой войны. Да здравствует воспитание молодёжи в духе подлинного историзма! Я предаю огню сочинения Эриха Марии Ремарка!».

После гонений Ремарк переехал в Швейцарию.

 

Война, в любой возможной форме, — явление ужасающее, но именно поэтому такое любопытное…



Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Facebook

Vkitter

Okitter